понедельник, 5 ноября 2012 г.

Интервью с дизайнером Max Liber


«Я никогда не хотел быть дизайнером.
Я просто хотел дать людям свой мир»
Max Liber


Часто что-то захотев, ты получаешь это. Но случается так, что прошло время и ты уже не помнишь о своем желании, но машина под названием «жизнь» уже все сделала. Взрастила цветок твоего искреннего намерения. Тебе остается только бережно его срезать, поставить в яркую вазу и любоваться красотой.
Так получилось и у меня. Увидев чуть больше года назад в интернете кожаную куртку от дизайнера Max Liber, я подумал, как я ее хочу… Нет… Я хотел вовсе не куртку. Я хотел поговорить с человеком, который ее создал. Узнать его внутренний мир, узнать все то, что помогает ему создавать такие желанные вещи. Закрыв свой ноут-бук, я твердо укоренился в мысли, что когда-нибудь я с ним встречусь.
Но я и не представлял, что это может случиться так скоро. А уж тем более не мог представить, что он спокойно согласится встретиться со мной в одном из сетевых кафе и дать интервью для моего блога. Макс оказался очень приятным и интересным собеседником, от общения с которым я получил колоссальное удовольствие.



- Макс, один из главных редакторов американского Vogue Диана Вриланд как-то сказала о дизайне одежды: «Фокус в том, чтобы дать людям то, чего они хотят, но еще не подозревают об этом». Рисуя эскизы коллекции, как ты понимаешь, что нужно людям?
- Начнем с того, что MAXLIBER - это бренд, который я сделал, в принципе, для себя. У меня всегда был свой стиль в одежде. Мои коллекции – это то, чего мне не хватало в жизни. В первую очередь, я создаю их для себя. Если я понимаю, что могу надеть, ту или иную вещь- значит это будет жить.

- Ты сказал о том, что у тебя всегда был свой стиль в одежде. Скажи, а какое влияние на тебя, на твои коллекции оказывает творчество других дизайнеров? Заимствуешь ли ты у кого-нибудь идеи?
- Да. Моим самым любимым дизайнером был Alexander McQueen. К сожалению, случилось так, что его нет сейчас в живых. Он мне был близок именно в женской одежде, а не в мужской.
Да, я черпаю какие-то идеи у других дизайнеров. Обычно я сажусь за ноут-бук и просто смотрю фото. Самые интересные модели откладываю в папки. У меня уже таких папок море. Я всегда всем говорю о том, что все давно уже все сшили, все придумали.
Еще я могу назвать Chanel.
Это два бренда, которые мне близки по стилю. Но все мне говорят о том, что я больше смахиваю на японцев.
В принципе, нового я ничего не делаю. Например, есть куртка. По сути, куртка и куртка. Но я превношу какое-то свое видение ее. Делаю какие-то фишки.
Главной фишкой во всех моих коллекциях являются, конечно же, молнии. Все они сделаны из титана- очень прочного материала. То есть, ты вещь уже можешь износить, а сама молния будет «жить».

- Ты упомянул дизайнера Alexander McQueen, который оказал на твое творчество огромное влияние. Как известно, у него была муза- Lady GAGA, которая его вдохновляла…
- Нет, у него муза была не Lady GAGA

- Но в одном из интервью, он говорил о ней именно как о своей музе…
- Ну, последний год… Может быть два… Именно когда он стал ей шить. Даже на нее мне было приятно смотреть. После ее клипа на песню «Bad romance», где все могли видеть его последнюю работу, уже идет, можно сказать, пародия на саму Lady GAGA.

- А у тебя у самого есть муза?
- Как таковой музы у меня нет. Для меня муза – это мир, где я живу. Это люди. И скорее всего я сам, потому бренд MAXLIBER – это я. Мой логотип тоже сделан не просто так: на нем изображен полуворон-полуголубь. А получившая птица сделана из тату, которые есть на моем теле.
Поэтому для меня муза – это жизнь, это мир…




- А тебя может впечатлить какой-то город? Вот ты, к примеру, съездил в Подмосковье…
- Да, я уже семь лет нигде не был.
А какое-то вдохновение я беру в музыке. И чем мне нравился McQueen, это тем, что он делал свои показы не как все. Он делал какую-то историю.
Так же и я делаю свои показы. Я не беру тупо диск и ставлю его. Нет. Я очень ко всему отношусь ответственно. Для моих шоу мне пишут специальную музыку. Для каждого шоу я делаю определенный видео-ряд. Потому что я хочу, чтобы мой зритель, который сидит в зале, понял, что он здесь делает и что я хотел до него донести.

- А какой собирательный образ твоей целевой аудитории? На кого рассчитаны твои коллекции?
- Когда я сделал сам бренд, я думал, что это будет только для мужчин. На тот момент мне не интересна была женская мода, потому что это совершенно другой крой. И для меня женские вещи было сложно делать.
Но со временем я понял, что это бизнес… К тому же парни все-таки не так себя сильно любят, как девушки.
Сейчас женскую одежду я делаю для уверенной в себе девушки, которая живет свободно. Она не живет по правилам.
И, как я уже говорил, я делаю одежду, которая в первую очередь нравится мне, думая при этом, конечно, о людях.
Я слушаю людей. Если я иду в клуб, то я иду туда не танцевать, а посмотреть кто что любит.

- То есть ты черпаешь свои идеи еще и из масс?
- Да, конечно… И, взяв немного от туда, немного от сюда… Что-то приходит сверху – и получается коллекция.

- Скажи, а насколько по твоему мнению, стартовые условия – это может быть дизайнерское образование или воспитание родителей, которые имели отношение к искусству – важны для творческой реализации человека?
- Знаешь, в свое время, меня Бог свел с великой женщиной, Людмилой Марковной Гурченко, которая сказала такую фразу: «Вкус - он или есть, или его нет».
Специализированные школы, институты дадут тебе технику, а именно стиль, какое-то видение – это идет от природы.
Что касается меня, то я не заканчивал никаких дизайнерских школ.

- Специального образования у тебя нет… 
- Нет. По дизайну нет. Но у меня была очень серьезная школа жизни. Это работа с Сергеем Зверевым, Валентином Юдашкиным, с дизайнерским трио Fresh ART.
Я сам удивлялся, как жизнь и судьба сводила меня с такими талантливыми людьми. Ведь на моем месте мог бы оказаться любой другой. Я до сих пор не понимаю как я попал к Fresh ART. Помню как я к ним «бегал» и настойчиво просил дать мне сделать хоть что-то. Мне все это настолько нравилось и было «в кайф».
Я никогда не думал о том, что стану тем, кем я стал сейчас. Хотя дизайнером я до сих пор себя не считаю. Я сам ухватился за свой шанс. Я рад, что могу свои мысли, идеи, свой мир дать людям. Это касается шоу, фото, одежды. И если ты обратил внимание на фотографиях со мной – в них есть какая-то жизнь, какая-то история.
Я делаю то, что мне нравится. Если бы года два назад, когда я стал заниматься своим брендом, я знал, что меня ждет, я бы, наверное, не ступил на этот путь. Понимаешь, все думают, что это легкий труд. Все легко, когда у тебя есть деньги. А когда у тебя их нет, то ты должен что-то делать и делать... 

- У тебя еще есть ателье по пошиву одежды. В нашем разговоре ты упомянул фразу, что вкус он либо есть, либо его нет. Что ты делаешь, если твой вкус расходится со вкусом клиента? Пытаешься как-то переубедить?
- Я всегда даю совет. Но навязывать свой взгляд я не буду. И я со своим клиентом всегда прихожу к одному знаменателю. У меня нет позиции, что это будет так, а не иначе.

- Ты всегда пытаешься договориться…
- Всем нужно давать выбор. И заказчику тоже нужно дать «поиграть в дизайн». Да, когда я шью свою коллекцию для шоу, здесь я могу показать только свой взгляд, свой вкус. И если ты эту вещь увидишь и скажешь: «Да, я ее куплю!» или «Нет, я ее не куплю».
А когда я работаю с заказчиком, то не могу называть только свой вкус и сшить вещь, что он ее потом никогда не наденет.
Вот как у меня начинается процесс работы с клиентами… Я еду с ними на склад тканей, мы там все смотрим и выбираем. Сначала у клиентов есть только свое видение. Но я всегда советую, привожу доводы как будет лучше.

- Такие выдающиеся дизайнеры, как Жан-Поль Готье, Армани, Донна Каран, создавали костюмы для театра, телевидения и кино. Тебе интересно было бы создать образы для какого-нибудь фильма?
- Чтобы это делать – нужно быть художником. А это неблагодарный труд. Это отнимает очень много сил.
Я занял свою нишу, иду по своей собственной тропе. Кто-то меня любит, кто-то нет. Мир моды в России меня еще не принял, потому что я не такой как все. Я не умею льстить.
А что касается фильмов, то есть люди, которые этим живут. У меня есть друг Андрей Пономарев, который работал с Тимати. Вот ему в кайф ставить какие-то шоу, мюзиклы. Эти перья, блестки, буа…
Когда я делал свой бренд, я делал ставку немного на другом. Я хотел быть по своей концепции как Zara. Хотел, чтобы мой бренд был для всех. Но до сих пор люди думают, что если шить вещь от MAXLIBER, то это стоит очень дорого.

- То есть ты можешь развенчать миф о том, что дизайнерская одежда, стоит больших денег?
- Понимаешь, нужно понимать, что люди платят не за вещь, а за имя. Ткани стоят везде одинаково. И я не понимаю, как люди могут отдать за куртку 100-200 тысяч рублей. Когда я шил куртку для своего друга, которую ты как раз и видел, все было сделано очень круто. Она стоила 45 тысяч рублей, но там одна фурнитура обошлась в 25 тысяч, остальное все – это пошив.
Мой бренд не на том уровне, чтобы люди за него отдавали огромные деньги, и я к этому не стремлюсь. Для меня это странно. Да, ты и сам видишь, как просто я одеваюсь.

- А ты сам носишь свои вещи?
- Знаешь, конечно, когда я надеваю свои вещи, я в них выгляжу стильно. Но в обычной жизни, я стараюсь выглядеть проще, одеваться как все. Обычно это джинсы, майка.
У меня нет дома шоу-рума, да и шить себе некогда.

- Известно, что стремление украсить себя может идти в разрез с комфортом, уменьшать подвижность человека и даже вредить здоровью, пример тому – перевязываение ног, корсеты… Насколько комфортна одежда от MAXLIBER?
- Моя одежда очень комфортна. Главная моя задача была в том, чтобы качество ткани было хорошее, чтобы сшито было хорошо и функционально. Если я даю клиенту эти три составляющие, то он счастлив.
Например, если ты надел куртку, то тебе неважно кто ее шил. Здесь стоит лейбл. Ты на него посмотришь и если вещь плохо сделана, ты скажешь: «Вот, Макс, что это за ткань? Как можно было так сшить, что все рвется?!».
Моя одежда удобная и практичная. Я беру ткани, которые не мнутся. То есть ты пришел домой, скинул все с себя и тебе не нужно думать о том, что завтра все это придется наглаживать по десять раз, сдавать в химчистку.

- У тебя много друзей?
- Я живу в вакууме, в своеобразной капсуле. Случилось так, что у меня нет друзей. Друзей, в том понимании, кто всегда с тобой рядом и в беде и в радости, нет. Я не знаю в чем причина того, что я один. Да, и многие не верят в то, что я один.

- А что тебя еще увлекает помимо дизайна одежды? Может это чтение книг, кино, спорт, популярное сейчас занятие йогой…
- Спорт – нет. Спортом мне заниматься лень. Тягать штанги – не мое. Бог дал мне хорошую генетику. Вот ты сейчас на меня смотришь и думаешь, наверное, что я живу в зале. Последний раз я там был лет пять назад.
В кино я не хожу. На какие-то вечеринки тоже. Идти одному не хочется. Свиты у меня нет, друзей тоже. Есть соратники по делу. Я рад, что в моей жизни появились люди, которые стали верить в меня. Появились инвесторы, готовые вкладывать в мой бренд.

- Мне кажется после твоих слов, что ты ничем не занимаешься и так выглядишь, тебя возненавидят все жители Москвы… Может все-таки у тебя какие-то специальные диеты?
- Я – парень Востока. Во мне течет чеченская кровь. По генетике у нас с возрастом есть предрасположенность «расти». Чем старше, тем мы становимся больше. Поэтому я стараюсь держать себя в руках и не есть лишнего.

- То есть ты придерживаешься какого-то режима питания…
Нет, режима нет… Знаешь, Дим, я просто люблю этот мир, люблю людей. И я заметил такую вещь, чем я старше, тем лучше я становлюсь, иду «наверх». Мне уже 39 лет, но мне никто не дает мой возраст. Я не хожу ни по каким СПА, не посещаю салоны, не делаю специальных процедур. Вот у меня с собой обычный крем (прим. – достает из сумки совершенно обычный крем) и все.

- Ну, признайся, наверняка выращиваешь дома молодильные яблоки…
- Нет-нет…

- Скажи, при такой большой занятости остается ли у тебя время на личную жизнь?
- Я тоже живой человек. И у меня есть естественные потребности. Но на данном этапе моя жизнь с кем-либо будет мне только мешать. Потому что быть просто вместе – я так не могу. Если я люблю, то люблю. К тому же, меня еще не все выдержат. Я очень сильный человек, вольный, свободный. У меня есть свое мнение.
Сейчас быть одному мне лучше. Что касается секса, то с этим все нормально. Но я сразу ставлю определенную «стенку». У меня нет времени на романтику, там встретиться, попить чай… Я сразу к делу. Мне так проще.
Играть в семью я не хочу. Меня это будет только отвлекать. Отвлекать от развития себя, своего бренда. Мой мозг будет занят совершенно другим и мне это будет мешать.


- Макс, ты попробовал себя не только в качестве дизайнера, но и в качестве модели. А что для тебя все-таки ближе?
- Модельного бизнеса, как такого, не было. В качестве модели я участвовал только в показах Fresh ART.

- А тебе не хотелось продолжить модельную карьеру?
- Нет. Боже упаси… У меня и рост не такой, который нужен. Потом еще и возраст.

- Кейт Мосс тоже не очень высокого роста. Но добилась вон каких высот.
- Она все-таки девушка. Ты не забывай. Это совершенно другая история.
Модельный бизнес был для меня больше как прикол. Это было самоутверждение. Что я это сделаю.

- А где можно приобрести твои вещи? Можно их приобрести в каком-нибудь торговом центре?
- Сейчас нет.

- Пока это только интернет проект?
Да. Но моему бренду всего два года. И пока не так идет все быстро, как хотелось бы. Эти два года я работал над созданием своей так называемой империи.
Где-то с декабря этого года начнется интенсивная работа. Будет спортивная линия. Классика. Капсульные коллекции.
Чтобы все это сделать, нужны очень большие деньги.

- Весной ты планируешь выпустить очередную коллекцию. Придумал уже чем будешь удивлять московскую публику? 
- Это будет уже вторая коллекция. Я не могу выпустить в свет ее уже второй год. Уже все придумано. Есть видео-ряд, написана музыка. Но чтобы ее сшить, нужны деньги. Сейчас это потихоньку стало появляться.
Если все пойдет хорошо, то шоу под названием «Гиены» пройдет на Volvo Неделя моды.

- А чем удивишь в этот раз?
Это шоу будет вызовом людям. Не сложно догадаться, почему шоу будет носить название «Гиены». Думаю, что люди поймут о ком идет речь. Зрители увидят все там. Где-то будет страшно, где-то даже жестоко. Но, как правило, будет счастливый финал. Тем, кто будет сидеть в зале, я практически «вскрою мозг». Там будет жесть. Но я такой. Я не могу делать как все. Саундтрек для шоу сделал мой друг Den Agniset. Он работал с Максимом Фадеевым, делал музыку для Линды. Там будет психоделика, запрещенные звуки, которые влияют на мозг. Да, я такой.
Это шоу будет пощечиной определенным людям, некоторые из которых будут сидеть в зале. Захотят уйти с шоу- это их выбор.
Но это шоу будет скандалом.


- А каким ты видишь себя, свой бренд лет через десять?
- Я вижу свои магазину по всему миру (прим. – улыбается). Дим, жизнь так не предсказуема. Даже за эти два года я очень изменился. Я даже немного устал от этой гонки. Два года я не могу найти себе помощника, человека, который будет жить моим брендом. Как я когда-то жил Сергеем Зверевым, ребятами (прим. – о Fresh ART). Для меня деньги не были важны. Я уже устал. Сил нет. Но как я понял все только начинается…